Александр Росляков. На дне российской Думы.

Наши депутаты страшно напоминают мне персонажей пьесы Горького «На дне»: бывшие люди, отрезанные напрочь от текущей жизни. Только одни – дремучей нищетой, другие – не менее дремучим богатством. Те – на дне, эти – на небе. Но суть одна – вне остальной страны, которой нашим думцам не видать из-за их высоких заборов и тонированных стекол их авто.

Я даже думаю, что если закоренелого «слугу народа» выпустить одного посреди города, он сам шагу не сможет ступить. Не будет знать, как сесть в трамвай, перейти улицу, найти такой-то адрес.

Ведь он давно сросся с его персональным авто и водителем, без которых – как калека без своей коляски. Его, как дите малое, из дома везут в Думу, оттуда к семье на дачу – или к любовнице, или в кабак, или в бордель, потом опять домой… Не хочешь, разучишься ходить по земле!

И экономика, и медицина, и образование, и законы родной страны – ему до фонаря. Ибо он живет в своем отдельном космосе, где его оклад не зависит никак от его трудов – ни от их качества, ни от затраченного на них времени. Он может вообще взять бюллетень и на полгода скрыться на Канарах: его отсутствие, как и присутствие в стенах Думы – на ее работу не влияют. И медицина, и образование, и правосудие у него свои; свой абсолютно неприступный благодатный мир – причем часто еще с центром вне державы нашей.

И никакие 25 миллионов новых рабочих мест в России нашим депутатам не нужны: какой им прок с них? Им нужно всего несколько сот мест в самолете Москва-Канары или Москва-Париж.

Они подметили одну закономерность: чем хуже жизнь у всего прочего народа, тем лучше у них – больше всяких льгот, премий и прочих бонусов за молчок по части бед народных. И потому инстинктивно остерегаются улучшения народной жизни: вдруг эта же закономерность сработает и в обратную сторону. Отсюда все их странные на первый взгляд инициативы, всегда нацеленные лишь на то, чтобы народу стало хуже.

Впрочем их собственное законотворчество, которым они порой «со скуки на все руки» начинают заниматься – сразу уходит под сукно: нельзя же таким людям не от мира сего доверять такое дело. Законы за них пишут другие; они лишь ритуально жмут их кнопки – вот и весь их труд, назвать который трудом будет издевательством над благородным словом.

Когда их погоревшего коллегу из Совфеда Рауфа Арашукова потащили на допрос, тот заявил, что плохо знает русский. Тут же родился анекдот: «– Как вы могли работать в высшем законодательном органе России, не владея русским языком? – Голосуют не языком, а пальцем».

От так называемых избирателей нашим депутатам не нужно вообще ничего: те в любом случае раз в пять лет придут проголосовать за них – а результат будет по утвержденной свыше разнарядке. Им нужно, чтобы низовой народ просто не лез в их сладкую, паюсную жизнь – отсюда и все эти самозащитные законы об оскорблении и непочтении. Поскольку стоит этим Валуевым, Яровым, Милоновым, Клишасам что-то ляпнуть в Думе или в Совфеде – эти ляпы тотчас расходятся в народе в виде тех же анекдотов.

Наш депутатский корпус – это какая-то коллективная Мария-Антуанетта, вошедшая в историю известной фразой: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные». Декорация, ширма, за которой работает настоящая власть, не скупящаяся ради сокрытия концов ее работы на этот дорогостоящий камуфляж…

Как вышло, что за 30 лет вылупления птицы-демократии в России из яйца, снесенного еще речистым Горбачевым и высиженного орудийным Ельциным, вылупилась такая дрянь – мне до конца не ясно. То ли исходное яйцо было дефективным, то ли в нашем народе, ходившим с семьями глазеть, как Ельцин бьет из танков первый наш парламент – такие птицы не поют и не живут.

Но факт есть факт – в итоге получилось это самое «На дне»: компания падших людей о чем-то разглагольствует в театре-Думе, производя в публике то смех, то слезы – и не производя больше ничего.

Источник ➝

“Развал СССР — хорошо или плохо?”: ответ Ширвиндта и удивительные истории из молодости.

Разговор с Де Ниро про одежду, талоны и очереди в интервью

Александр Ширвиндт — эпатажный интеллигентный артист, руководитель театра сатиры. Он умеет сказать грамотно и с юморком.

Московский Комсомолец как то взял у него интервью, ссылку оставил в комментариях. (Рекомендую прочитать полностью.) И оттуда я узнал много интересных моментов из жизни Александра Анатольевича, а также его мнение касательно современной действительности и прошлого.

Сначала его спросили о его спокойствии. Почему он несмотря на обстановку в стране не чувствует паники, истерии и тд.

Он ответил, что живет уже три поколения в нашей стране. И у него эти чувства возникали на протяжении всей жизни.

“Даже по поводу рубля?” - спросил его корреспондент.

Для меня остроты в этом нет, истерики по поводу тупика или дна не возникает. Потому что «днов» этих я видел очень много.

Также Ширвиндт сказал, что валютных сбережений у него не много — тысяч 100 долларов. Его спросили “Потому что не воровал?”. Артист сыронизировал, сказав что под рукой ничего нет, реквизит старый не продашь.

Далее последовали вопросы про жизнь в Советском Союзе и рассказы Ширвиндта про молодость.

Интересный момент был, когда разговор зашел про скромность в образе жизни и в одежде.

Актер привел в пример Роберта Де Ниро. Когда тот прилетел в Москву, Андрей Миронов уговорил привести его в гости. Они нарядились во все самое лучшее, чтобы встретить звезду подобающе. Но когда встретили его, мягко сказать, удивились. На нем были (прямая речь): “Вьетнамки на босу ногу, страшные полукальсоны-полуджинсы белые и майка полуразорванная, наискосок недописанный какой-то «life»”

После знакомства и пары рюмок они спросили его об одежде. Мол что это, эпатаж такой?

Де Ниро ответил:

Нет, это надо дожить до такого времени, чтобы, когда так выходишь, все думали: "Это последний крик моды, раз Де Ниро так вышел." А не одеваться по модным журналам.

Потом разговор зашел про сегодняшнее время. Вопрос был про уменьшение покупательской способности, обнищание народа.

На что последовал совет затянуть ремни. Мол полезно худеть. И что бомжей на улицах как раньше он не видит.

Тут я не согласен. Если он не видит нищеты, это не значит что её нет. Лично я бомжей и просто нищих людей на улицах вижу.

Однако, какой-то лицемерности в его словах я не нахожу. По его словам, деньги он начал видеть (в смысле ощущать) в позднем возрасте. И что такое "выживать" он знает.

Далее рассказ про талоны и очереди:

Зависимость от нефти — это для меня какая-то мистика. У нас всегда было много нефти и всегда мало бензина. Непонятно, почему. Но я-то жил во времена, когда бензин давали по талонам, а чтобы получить талоны, надо иметь огромный блат. И у меня была подруга, мелкая начальница мелкой конторы, и она мне подкидывала эти талоны только потому, что я ездил на «Победе». А «Победа» ездила на 66-м бензине. Дефицит — это двигатель существования. Я на всем этом вырос — как мне с этого переучиваться теперь?

Понятно, что бывали времена гораздо хуже.Но все таки это не повод не замечать сегодняшних недостатков.

Или интеллигенция записывалась на «Жигули» в Тушине. Мороз, костры жгли, и обязательно был старший по «сотне», у него нужно было отмечаться раз в десять дней. Если не отметился — автоматически выбываешь. Представляешь себе? Так мы собирались в «десятки», чтобы раз в десять дней меняться. У нас была компания — Зяма Гердт, Рязанов, Андрюшка Миронов, я, Мишка Державин. Зямочка на одной ноге, участник войны, мы его жалели и в его очередь всегда сами отмечали.

Но при всем при этом на вопрос про развал Советского Союза, Ширвиндт отвечает, что двумя руками за Советский Союз.

Карен Шахназаров - "Сильные лидеры появляются тогда, когда в мире кризис. Путин безусловный лидер и безусловно выдающийся лидер"!

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх