☭КОМПАС

51 493 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Алтайцев
    То  есть, ты  желаешь гибелии России и воцарения  на осколках  её территории кучки нацистских режимов, Джоли  безгруд...СТАРЛЕЙ ШАЙМАРДАН...
  • Валентин Щербаков
    Слышь, ты, придурок и лжец Столтенберг, замучаешься пыль глотать, никаких переговоров не будет, только КАПИТУЛЯЦИЯ !!!Столтенберг: Конф...
  • Владимир Алтайцев
    Болгария  под турками была почти 500 лет - с 1396 по 1878  годаБолгария: впереди...

Ехидный Douglas: Страна, колбаса и быдло.

Конечно, можно было бы написать ехидный, ядовитый фельетон на тему бесконечных страданий по колбасе некоторых малоуважаемых и вечно голодных фигурантов, чьи погоняла известны всем.

Можно было бы жёстко высмеять эту публику, которая до сих пор не может простить своей стране и народу хронического недоедания в детские годы.

Можно было бы весело пофантазировать на тему юности какого-то очередного Филипка, который вместо девок занимался онанизмом, поскольку джинсов не имел, а в его кругу быть без джинсов было ещё хуже, чем быть без яиц.

Можно было бы без особенных усилий изобразить здесь весёлую семейку этого и всех прочих несчастных дистрофичных филипков, где актёр больших и малых театров Филипок-старший в течение всей жизни мастерски исполнял роли мёртвых разбойников или восьмых стражников на заднем плане, а потом, после спектакля, смертельно утомлённый этим каторжным трудом, уминая колбаску с водкой на уютной кухне, на чём свет стоит, клял хорошо поставленным тенором проклятую власть, которая подло не давала ему роли Гамлета или, на худой конец, Короля Лира.

Можно было бы затейливо оттоптаться на всех этих прихожанкиных витаминках или витаминкиных прихожанках, внешне и внутренне похожих друг на друга, как два батона Докторской по 2р 30 коп за кг.

Можно было бы сказать, что в те времена за колбасой были очереди, потому что тогда колбаса была,

Ехидный Douglas: Страна, колбаса и быдло.

а сейчас её не стало и поэтому не стало очередей.

Ехидный Douglas: Страна, колбаса и быдло.

Можно было бы.... Но делать этого я не буду, хотя и могу, и умею.

Потому что кое-что в этих под копирку намалёванных писанинах требует вполне серьёзного отношения.

Не знаю, сколько лет этим вечным, хронически недоедавшим страдальцам и страдалицам, несправедливо обиженным судьбой. Но я знаю, сколько лет мне самому.

Этого я не забыл. И не забыл почти ничего из того, что видел в те времена.

Например, я отлично помню, как бессонными ночами зубрил теоретическую физику и теорию поля, как получал диплом, как гонял по всему Союзу в командировки. Как несколько раз буквально ночевал в своём отделе накануне сдачи проекта. Как выкуривал по две пачки сигарет и выпивал чуть ли не двадцать чашек кофе. Как карандаш падал из рук.

Помню, как тайком читал "архипелаг" и с удивлением понимал, что читаю ловко состряпанное враньё и что это надо не запрещать, а, наоборот, разрешить немедленно, снабдить комментариями историков и очевидцев и опубликовать миллионным тиражом, чтобы это враньё стало видно всем.

Помню, как со всем нашим коллективом ходил на демонстрации. Как выстаивал в очереди часами, с самого раннего утра, ожидая открытия кассы Ленинградского БДТ.

Помню, как ругался с начальством, как ходил в райисполком за справедливостью и не нашёл, и как пошёл в райком Партии за справедливостью и нашёл, хотя уже не надеялся.

Но, хоть тресни, не помню, как я стоял в очередях! Т.е., я, конечно, стоял, как и все. И не один раз! Но я не могу не только помнить об этом все 30 лет, но даже не вспомню, где я стоял, когда и зачем именно, за исключением пары забавных эпизодов.

Запуск космических кораблей и военно-морские парады на Неве помню. Кировский стадион и ЦПКиО помню. Спектакль "История лошади" помню. Книги, которые приносили к нам в отдел, помню и перечитываю до сих пор.

В деталях помню Первый концерт Чайковского в Большом Зале Ленинградской филармонии в исполнении Святослава Рихтера и оркестра Евгения Мравинского.

Вана Клиберна и Леонарда Бернстайна там же - помню! До мелочей!

А очереди за колбасой и сосисками - не помню. Вообще! Наверное, они были, но я их НЕ ПОМНЮ!

Ни тогда, ни, тем более, сейчас.

Помню фарцовщиков на знаменитой "галёрке" Гостиного двора и как с брезгливостью обходили их ленинградцы. Те самые ленинградцы, которых так мало сегодня осталось и которые, как и я, НЕ ПОМНЯТ очередей за колбасой и пошехонским сыром.

Не потому, что этих очередей не было, а потому что было в их жизни что-то другое, о чём следует помнить, что необходимо сохранять в душе и передавать следующим поколениям.

А ещё я помню тех, кто вальяжно, обмотав тоненькую шейку тёплым шарфиком, многозначительно подмигивал при слове "социализм", кто возмущался, что опять не купил в этой проклятой стране бананов или апельсинов, кто, закатив глаза, рассказывал про дядю, племянника или родственника друзей, отваливших на Запад и ставших там настоящими людьми, с большой буквы! С колбасой, джинсами и модной музыкой.

Вот их я помню. Поимённо. И помню, что в их домах, в отличие от моего или моих сослуживцев, шкафы ломились от заграничных шмоток, серванты - от хрусталя, книжные полки были забиты книгами, которых они никогда не читали, а холодильники - колбасой и сосисками, о которых они трагически вздыхали при первом удобном случае.

И те из них, кто дожил до наших дней, до сих пор, всё в том же шарфике, рассказывают про дефицитную колбасу и про то, как им её не хватало всю жизнь.

И больше не помнят ничего.

Не помнят, как тряслись при слове ОБХСС или КГБ, не помнят, как стучали на знакомых, не помнят, как закатывали глаза в тихом восторге при виде югославской стенки или канадской дублёнки.

Как жрали чёрную икру, предварительно заперевшись на три замка и отключив телефон. И поучали своих отпрысков, запивая осетринку французским коньячком:

- Запомни, Филипок! Коммунизм - враньё! Коммунисты - сволочи, бандиты и убийцы! А солженицын - гений и чистую правду написал! Запомни! Эта власть - от дьявола! Она гноит и уничтожает все великие таланты! На меня посмотри! Да я бы уже давно был бы, как минимум, вторым Лоуренсом Оливье, если бы жил там, а не валялся годами на сцене дохлым солдатом, здесь, где колбасы днём с огнём не купишь!

Об этом они не помнят. По крайней мере - публично.

Но я-то ПОМНЮ! Я их видел своими глазами!

А вот очередь за колбасой - не помню! Хоть убей!

Эх, память, память.....

Разная она у всех.

Одна у Людей. И совсем другая у Быдла.

Ехидный Douglas: Страна, колбаса и быдло.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх