☭КОМПАС

51 365 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    Нет, такой президент нам самим нужен, а вы уж там сами с приматами разбирайтесь. Один только примат Обама чего стоит,...«Путина в президе...
  • абрам вербин
    похоже ты весь обвешан стеклянными бусами, которые тебе от щедрот подарили миссионеры. теперь ты их отрабатываешь. :)...Легко ли быть кат...
  • абрам вербин
    Встречи с идиотом всегда трудны. А встреча с идиотом - начальником вашингтонского бледного дома встреча прошла нормал...Коротко: саммит Р...

Вечно открытый список польских претензий к России.

 

Вечно открытый список польских претензий к России.

9 ноября Главная военная прокуратура Польши выпустила итоговый отчет по крушению президентского самолета под Смоленском 10 апреля 2010 года.
 
Рассмотрение этого отчёта может снова толкнуть поляков к уходу в исторические буреломы, дебри и чащи — более густые и опасные, чем те березы, с которыми в последние секунды жизни столкнулся Ту-154…
 
Кстати, этот отчёт в очередной раз подтвердил: все системы российского Ту-154 работали исправно, причиной катастрофы стала ошибка экипажа.

«Разрушение самолета произошло в результате столкновения с препятствиями (деревьями), окончательное разрушение наступило из-за столкновения с землей». Погибли все бывшие на борту - высшие лица государства, в том числе президент Польши Лех Качиньский. Брат погибшего президента Ярослав Качиньский и партия «Право и справедливость», лидером которой он ныне является и которая формирует сейчас новое правительство, сразу заявили о «прямой виновности России в катастрофе».

Нынешний итоговый отчет, подготовленный польской стороной, признавая вину экипажа, выдвигает претензию к России за невозвращение обломков самолета.
 
Однако мировая юридическая практика такова: государство реализует суверенитет на своей территории, в том числе собственным расследованием всех случившихся на ней происшествий, будь это хоть обломки самолёта, хоть НЛО из другой галактики.
 
Государственные власти могут выдать обломки, но на своих условиях.
 
Речь о содействии Польши российскому расследованию происшествия на своей земле. Допущение следственных действий другого государства на собственной земле — вообще вопрос сложнейший, ставящий на грань принцип государственного суверенитета.
(Напомним: Первая мировая началась из-за непринятия Сербией ультиматума Австрии, требовавшей свободы расследования убийства эрцгерцога на сербской территории).

Следственный комитет России в апреле 2015 заявил, что не может завершить свое расследование катастрофы и передать обломки самолёта в том числе из-за того, что польская сторона не отвечает на запросы из России.
 
Это о расшифровках записей чёрных ящиков, проводимых польской стороной. Грубо говоря, есть опасения, что с этими расшифровками могут «намутить».
Судите сами.

В 2010 г. руководитель польской следственной госкомиссии Эдмунд Клих заявил: одним из посторонних лиц в кабине самолёта был главком польских ВВС Анджей Бласик, разговаривавший с пилотами перед моментом удара и опознанный по голосу.
Клих, признавая виновным польский экипаж, считал, правда, что присутствие Бласика не имело решающего влияния, а запрет на присутствие посторонних в кабине касается гражданских рейсов, а это был рейс военный. 

Ситуация понятна:
попасть на церемонию в Катыни для Леха Качиньского было делом исключительной политической важности.
 
Несмотря на плохие метеоусловия для посадки, он приказал своему главкому ВВС садиться, тот зашел в кабину, приказал, летчики выполнили приказ, самолёт разбился. 

Однако потом в Польше пошла волна публикаций:
1) голос, записанный в кабине, - все же не голос Бласика,
2) это Бласик, но его голос доносился из-за дверей и перегородки, то есть в кабине пилота его не было! 

Что тут сказать?
 
Все, кто летал на Ту-154, помнят уровень шума внутри салона.
 
При заходе на посадку этот самолёт гремит особенно сильно. Предположение, что на этом фоне через перегородку и двери можно различить какие-то голоса из салона… — это огромный, просто гигантский комплимент ветерану советского гражданского воздушного флота. Ведь уровень вибрации, тишины, в салоне – пункт, по которому конкурируют все, вплоть до новейших аэробусов и боингов…
 
Вывод краковских экспертов ненароком может лечь в основу целой рекламной кампании: «В салоне старого русского лайнера тише, чем в новом «Боинге»! Как на воздушном шаре!»… 

Ну а если серьезно, то кампания в польской прессе в первом случае («это не Бласик») похожа на попытку увести следствие в сторону – отступить от признанного ранее главой госкомиссии Эдмундом Клихом факта.
 
Во втором случае («это Бласик, но он не в кабине») установленный факт сохраняют, но уводят голос за перегородку. Однако есть ещё ведь сам характер произнесённого. Сидя в салоне, рядом с президентом, Бласик вряд ли бы кричал пилотам то же самое, что и, зависнув у них «над душою», в кабине. 

Логика проста.
 
Если президент Польши Лех Качиньский всё ж вмешался в полёт, то явно не через сидевших рядом… депутатов сейма, директора Банка Польши, председателя Олимпийского комитета, омбудсмена, не через свою супругу Марию и даже не через главкома Сухопутных сил Польши Тадеуша Бука.
А именно через того, кто являлся старшим командиром для летчиков 36-го отряда - главкома польских ВВС Анджея Бласика.
 
Тогда в гибели Ту-154 виноват Качиньский… 

Вот и добрались.
 
В отношении поляков к России есть один феномен.
 
У многих народов, обременённых грузом исторической враждебности (например, французы – немцы), со временем торжествует реалистический баланс, позитивная программа.
 
Де Голль и Аденауэр пришли к формуле: эти вопросы пока оставим открытыми, эти - будем считать закрытыми.
 
 
И будем работать, сокращая первый набор в пользу второго.
 
Примеров такого рода много: датчане - шведы, итальянцы - австрийцы, англичане – американцы, англичане - ирландцы. А вот сложные вопросы русско-польских отношений поляки всегда держат открытыми.
 
Веками!

Пример из недавнего времени: когда Россия и Германия подписали межгосударственное соглашение о строительстве газопровода «Северный поток» (первая и вторая нитки), бывший тогда министром обороны Радослав Сикорский заявил: «Да это пятый раздел Польши!»

Тут всё симптоматично.
 
И то, что перспективу потери денег за транзит приравняли к разделу Польши.
 
И то, что по теме строительства газопровода, соединяющего Россию и Германию, громче всех из польских государственных деятелей выступил военный министр.
 
И даже подробности частной жизни министра (жена - американская журналистка, лауреат Пулитцеровской премии).
 
И даже то, что «раздел» Польши назван пятым.
 
Разделов Польши в XVIII веке было, как известно, три, но польские власти упорно называют советско-германский договор о ненападении 1939 года «четвёртым разделом».
 
Здесь всё та же неистребимая склонность считать, что все вопросы русско-польских отношений не имеют «срока давности», держать эти вопросы открытыми, никогда не выключать «исторический счётчик».
 
И пусть советско-германский договор 1939 года был «четвёртым разделом Польши» ничуть не больше, чем «Северный поток» - пятым, список польских претензий к России должен быть сохранён навсегда.
 
автор 
Игорь ШУМЕЙКО

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх