Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию!

56 лет исполнилось этой осенью Михаилу Ефремову. В интервью «Вечерке» актер рассказал, почему старается никогда не делиться своими творческими планами.

Среди коллег-актеров, которые не прочь поговорить с нашим братом журналистом о своих творческих планах, Михаил Ефремов является исключением: у него — никогда никаких творческих планов, исключительно само творчество.

— Михаил Олегович, я ведь верно подметил?

— Не один я такой. На самом деле артисты не любят говорить о творческих планах. Потому что они, как и спортсмены, люди суеверные.

Скажешь — накаркаешь.

— Не снимут?

— Или не снимут, или сорвется что-нибудь, или по срокам не сойдется, или, не дай бог, по деньгам. Еще все артисты очень «любят» вопрос про какие-нибудь интересные случаи, происходившие с ними на съемочной площадке...

Нет, я могу рассказать, что сейчас снимаюсь в фильме у Валерия Петровича Тодоровского — продолжателя великих традиций великой семьи Тодоровских — в интересном сериале «Полет».

Год назад мы снимали как бы пилот. Артисты там немножко поменялись, и мы все снимаем заново. Это интересная работа. Там замечательная группа, замечательные партнеры. Но, правда, тяжело: там же режиссер, которого мы называем Mister But.

Потому что после каждого дубля он говорит: «Гениально! Это было замечательно! But…» (в переводе на русский — «но» — прим. «ВМ»). Но вроде как дело двигается.

— Про спортсменов прозвучало, и я сразу вспомнил: немногие знают, что актер Ефремов — «мясной» человек, то есть болеет за «Спартак».

— Ну, как немногие знают? Спартаковские болельщики точно знают, «кони» знают, «бомжи» знают, «паровозы» знают — все знают (на сленге футбольных болельщиков «кони» — команда ЦСКА; «бомжи» — питерский «Зенит»; «паровозы» — «Локомотив» — прим. «ВМ»).

— Вот это странно, потому что спорт и Михаил Ефремов — это в сознании массового потребителя (зрителя, слушателя) все-таки вещи очень далекие. Мне сложно представить Михаила Ефремова на поле.

— Ну, я давно не гонял мячик. Уже года два. Тут речь идет не о спорте, я болельщик. Сейчас в основном я смотрю футбольные матчи по телевизору. На меня произвел неизгладимое впечатление чемпионат мира по футболу, который прошел в России. С тех пор мы стараемся не пропускать матчей по телевизору. Потому что в пабе хорошие телевизоры и неплохое пиво.

— А как вы, кстати, человек, опять же в представлении массового зрителя достаточно политизированный, воспринимаете утверждение, что чемпионат был этаким пропагандистским ходом?

— Побольше бы такой пропаганды. Талантливая пропаганда — вещь замечательная.

— Ну а насчет вашей политизированности — это заблуждение или так и есть?

— Я не политизирован, я просто слежу за процессами.

— Но с определенного холма следите.

— Да нет. Раньше газетки читал или телевизор смотрел, программы разные, сейчас, слава богу, телефон появился, где можно — тын-тын-тын — и почитать, узнать, что где происходит.

— А многочисленные ваши чада являются единомышленниками в этом смысле?

— Ох! В этом смысле мы с ними не разговаривали, слава богу. Я и с друзьями об этом не говорю. Только если в программах «Гражданин поэт» или «Господин хороший» (телевизионные проекты, где Михаил Ефремов читает стихи «на злобу дня» — прим. «ВМ»), но это работа. Тогда мы политизированы. А так — нет.

— Я знаю, что вам всю жизнь задают вопросы про отца, Олега Николаевича. А мне хотелось бы спросить вас про сына. Никиту сравнивают с вами?

— Ну, есть еще Николай и Борис, есть еще Анна-Мария, Вера и Надежда.

— Да. Но молодой Никита — это просто молодой Миша Ефремов.

— Нет. Молодой Никита — это молодой Олег Ефремов. Он похож на Олега Ефремова больше, чем я. А Николай похож на меня и на Женю Добровольскую. А Борис — на меня и мою жену Соню Кругликову, которая всегда и во всем права.

— Мы с вами про футбол говорили. Кто-то из ребят им увлекается?

— Да, Борька играет в футбол. И здесь играет, и в Латвии. Там есть такая команда «Спартак-Юрмала». У них — детские школы, где играют местные и дачники. Вот Борька играет за команду дачников.

— А видите в сыновьях себя? Хулиганы?

— Ну, как сказать — хулиганы? Когда хулиганы, когда нет. Я тоже ведь не был все время хулиганом. Просто если хулиганишь, это больше отпечатывается в памяти у людей.

— Нет, ну в вашей биографии был же и криминал какой-то. Насколько понимаю, уход в армию был связан с тем, что 88-я статья вам светила (статья 88 УК РСФСР 1960 года «Нарушение правил о валютных операциях» — прим. «ВМ»)?

— Да нет, ну какая 88-я! Там на самом деле «хулиганка» была, но из-за этой самой «хулиганки» пришли к Олегу Николаевичу люди из органов и сказали — либо тюрьма, либо армия. Но доказательств у них не было. Поэтому они взяли просто на понт, как обычно они это делают.

— Как получилось, что сыновья наших известных кинематографистов, если брать вашу возрастную группу, все прошли через армию по той причине, что якобы ставился вопрос: либо тюрьма, либо служба?

— Это, понимаешь, тренд. Мы когда-то собрались, нам было по 14, и сказали: ну вот пойдем в армию. Потом будем говорить: это из-за того, что «либо тюрьма, либо армия». Красиво, да. Практически лидер протеста.

— Дедовщина в армии была?

— Да, была. Я же в советской армии служил. Нет, я не могу сказать, что дедовщина в той части, в которой я прослужил, была все два года. Но полгода была ах какая дедовщина! А потом меня-то оставили в постоянном составе, и я там уже валял дурака. А вообще из театральной семьи попасть в армию… Помню, когда я первый раз услышал в 6 утра: «Рота, подъем!» — вот тут-то все и осознал. И началось...

— Письма маме будут опубликованы?

— Нет. Что ты? Мне стыдно.

— А за многое вообще по жизни стыдно?

— Да, жизнь вообще вся состоит из греха и стыда.

— Золотые слова. Мало кто вот так признается в этом. Действительно, мы же совершаем ошибки какие-то постоянно.

— Да не то что ошибки... Я не назову это ошибкой. Какое-то стечение обстоятельств, может быть. Не знаю. Но это жизнь. Я не делил ее на хорошее и плохое. Потому что, как говорили отцы афонские: «Обалдеете, кого в раю встретите».

— Но просто часто приходится слышать: вот если бы суждено было прожить жизнь заново, я бы не изменил ни дня...

— Я пока думаю — да.

— И в армию пошли бы, Михаил?

— С моим теперешним опытом, послеармейским? Да-да. Я даже когда служил, помню, иду куда-то, а такое лето, такая погода хорошая, и настроение у меня прекрасное. Иду и думаю: «А на хрена мне отсюда? Я же вообще здесь ничего не делаю. Живу на всем готовом, да еще командую кем-то, чем-то. На хрена мне домой?» Была такая мысль. Но первые полгода — это ух!

— В каком возрасте Миша Ефремов узнал, что он не русский?

— Я никогда себя особо русским-то и не считал. Я всегда считал себя человеком. Я узнал, что я чуваш, когда мне не было еще одиннадцати.

— Да-да, и мордва еще.

— Нет, ну мордва — это по отцовской линии. А по маминой — чуваш я. И более того, я прямой потомок Ивана Яковлева, человека, который перевел Библию на чувашский язык. Который был заместителем Ильи Ульянова, отца Ленина. Это наша семейная гордость.

— Ну а какие вы — чуваши? Чем вы от нечувашей отличаетесь?

— Ну, во-первых, мы крещеные. Во-вторых, мы большещекие. В-третьих, мы добрые. В общем, мы лучшие.

— Когда человек вашего ремесла беседует с журналистами, то есть дает интервью, как вы считаете: он работает? Просто многие видные актеры, скажем так, с достатком гораздо выше среднего, они не дают интервью бесплатно. И аргумент у них такой: давать интервью — это моя работа, почему я должен делать это без денег?

— Вообще, это Мадонна первой начала — фотка за 50 долларов. Это капитализм. Это все понятно. Это нас, лопухов, пока тут дурят. Вот такие, как вы. Мы бесплатно интервью даем. А о бесправности актера в государственных театрах... Не хочу я об этом говорить. Потому что это и так понятно. Это нищета и бесправие. Как с этим бороться? Не знаю.

— Но всегда ведь так было?

— Нет, не всегда. Когда есть художественная наполненность, творческая наполненность, то нет бесправия, и о деньгах меньше думаешь. А когда рутина, ты начинаешь думать: что же тут не так-то, что же? Я же в артисты пошел. Я же хотел летать. Что же вы мне крылья-то режете с первого года?

— Очень часто говорят о том, что фактор денег стал сегодня очень значимым. Но мне кажется, что и в советские времена тоже, в общем, о них думали.

— В советские времена думали не о деньгах, а о привилегиях. Потому что когда произошло самое счастливое мгновение моей жизни — конец коммунистической фигни и Советского Союза... Помните, как стояли люди где угодно, колоннами стояли и продавали будильники, чайники и стаканы, кофточки всякие?.. Вот вся эта пертурбация, она научила российских людей думать о деньгах. До этого советские люди о деньгах не думали.

— Ну, некоторые, наверное, думали.

— Ну, знаете, всегда есть люди, которые о них думают. Всегда находятся умные люди, но их мало... А тут вся страна как-то резко поумнела. Но отходить от этого мы будем еще лет двадцать точно...

— А надо отходить?

— От той халявы, которая была? Конечно, надо.

— Вы ведь всегда были этаким мажором.

— Я был форс-мажором!

— Нет, ну я помню: в школе учились с внучкой Промыслова…

— И с внучкой маршала Устинова.

— И с Антоном Табаковым в одном классе?

— Нет-нет. Там в классе «А» училась внучка Промыслова, а меня переводили из «А» в «Б».

— А почему переводили?

— За плохое поведение. Я, как это... развратил один класс, и меня перевели развращать другой.

— Отец никогда в школу не ходил?

— Дед один раз пришел, Борис Александрович Покровский, со звездой Героя Соцтруда на груди.

— А вы когда-нибудь к детям в школу ходили?

— Да, ходил на последний звонок к дочке своей старшей.

— А школа все та же?

— Нет, это «Класс-Центр» Сергея Зиновьевича Казарновского, известная школа.

— Многие сейчас отправляют детей получать образование за границу...

— У меня пока нет такой цели, но мысли подобные были.

— А вот эти решения — отправить за границу или оставить здесь — коллегиальные или это исключительно отец решает?

— Коллегиальные, конечно. Мать должна принимать в этом участие, и сам человек, которого посылаешь учиться.

— Вы всегда были человеком, который советуется с другими?

— Не всегда. Да и сейчас тоже. Это, кстати, плохо. Очень плохо. Ну, по-хамски, по-жлобски…

— Ну, вы ж говорили, что у нас «жлобская» страна и мы все жлобы.

— Я плоть от плоти своей страны.

— Страна, она сейчас не та, в которой мы с вами родились?

— Не та, конечно. Она лучше. Она просто переживает проблему перехода из одной, как это называлось в школе, общественно-экономической формации в другую.

— О Михаиле Сергеевиче Горбачеве, авторе перестройки, многие отзываются не самым лестным образом.

— Вот этих многих прошу ко мне на шашлыки отравленные.

— Ну, потому что считается, что он, скажем мягко, страну э-э-э… потерял.

— Нет, на мой взгляд, он Россию спас. Потому что, если бы до 2000-го «совок» дотерпел, то мир, боюсь, разорвался бы.

p/s/

А что Вы думаете об этом человеке и гражданине России?

Источник ➝

Если бы я был президентом-демократом...)

Представим на один момент, что меня поймали и покусали демократы, а потом сказали : "На, котик,  правь страной. Устрой разгул демократии".

Что бы я сделал на посту (как в одном анекдоте)?

Из открытых источников

 

1. Отдал бы Крым. И сразу под протекторат США - зачем эти полумеры

2. Курилы очень нужны Японии. Поэтому по мирному договору надо их вернуть, а ещё приплатить репараций, а то они настрадались

3. Запретил бы недемократические партии. Демократия - это власть демократов

4. Сделал бы Ходорковского министром энергетики и отдал бы в кормление Роснефть.

Система должна уметь прощать.

5. Юра Дудь - новый министр культуры, а замом у него рэпер Оксимирон. Что они зря на митинги ездили?

6. Олю Мисик в министры образования. Пусть теперь все дети знают Конституцию

7. В каждом крупном городе открыть центры покаяния. Будем извиняться за наше прошлое. Ответственной назначить Лию Ахеджакову

8. Личным указом сделать передачу на Первом, которую будет вести Ковтун. Заставить ходить туда Соловьёва, над которым он теперь будет издеваться. Соловьёву назначить ЗП. Собчак сделать главой демократического телевидения.

9. Разрешить иностранным гражданам быть министрами. Сделать квоту в министерствах на представителей цивилизованных стран, а министром иностранных дел назначить представителя Украины

10.Поставить в Питере памятник Маннергейму, жмущему руку фон Леебу (опционально Николаю Второму). В Москве поставить памятник Власову. Всё ради примирения

11. В Конституции наконец-то приравнять Сталина и Гитлера. Почётно выйти из совбеза ООН в рамках борьбы с наследием кровавого прошлого. Ленина вышвырнуть из мавзолея. Последний снести в рамках декоммунизации

12. По понедельникам устраивать мусорные люстрации. Трепещите, сатрапы бывшего режима

13. Сделать Центробанк филиалом ФРС (хотя, сейчас справляются и без меня)

14. Ввести в школах уроки толерантности, а в паспорте третий и четвёртый пол. Раз в месяц нужно каяться, что ты русский. А школы сделать платными - дети должны учиться только у эффективных родителей

15. Продавать демократическим странам нефть и газ только по справедливой цене, которую они назначат сами.

16. Обнулить импортные пошлины и отменить санкции. На полках супермаркетов должны быть только товары из цивилизованных стран.

17. Армию распустить. У нас же вокруг только друзья.

18. Устроить легалайз. Пусть население ощутит запах европейских свобод в общественных местах

19. Запросить евроассоциацию на любых условиях. Узаконить главенство европейских судов над нашими - они точно справедливые

20. Наконец-то покаяться перед Прибалтикой за террор в отношении лесных братьев. Дать денег. Пустить грузы в их порты

21. Признаться в отравлении Скрипаля. Выдать двух "туристов"

22. Вообще признаться во всём.

23. Разрешить все парады. Но только с участием меньшинств.

И тут автора отпустило.....

P.S. голосуйте за демократов и предлагайте свои озорные указы

Насчёт нас, польского премьера и Катыни.

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх