Последние комментарии

  • Игорь Кузнецов
    Зачем сейчас обсуждать будущего кандидата на пост президента РФ? Ради "просто поговорить"? Если же Медведев, даже при...Второй шанс президента Медведева.
  • Татьяна ЛТ
    Коль уж мы делаем вид (по умолчанию), что в нашем правовом государстве выбирает и определяет свое будущее народ, то у...Второй шанс президента Медведева.
  • Карабас Барабас
    единственный из оппоты, кто вызывает только жалость, а не отвращение.Что же стало с Родиной и с нами? Юра Музыкант!

Его засудили, и народ остановил Олимпиаду.

10 коротких минут в олимпийском зале Афин-2004.

Пожалуй, самая честная и душевная история, которая случалась в гимнастике.

День, когда судейские баллы и итоговые места не значили ничего – трибуны устроили революцию и выбирали чемпиона самостоятельно.

Эту сцену невозможно забыть: внезапный бунт 12-тысячного зала из-за судейской несправедливости в единой надежде исправить гимнастику того времени.

Телепортируемся в 2004-й: Немову 28, и ему уже тяжело.

Старая травма позвоночника, отказ от коронных дисциплин – вольных и опорного прыжка, всего две медали ЧМ за 4 года после гениальных Игр-2000 в Сиднее с золотом в многоборье и на перекладине, 6 подиумами.

В Афины Немов привез всего три снаряда – коня для командного многоборья и брусья с перекладиной для себя. До финала на брусьях не хватило 0,025 балла, а в перекладине Алексей отобрался на самом флажке, получив одинаковые баллы еще с пятью гимнастами. По такому случаю финал даже расширили с 8 до 10 участников.

Комбинация Немова на перекладине выглядела номером из цирка (только он исполнял 6 зрелищных перелетов), но не считалась сложнее других – незадолго до Игр Международная федерация гимнастики изменила стоимость элементов, приравняв перелеты к обычным перехватам.

Поэтому 7 из 10 гимнастов пришли к финалу с одинаковой базой – 10-балльный потолок. Все решала оценка за исполнение – субъективный взгляд судей на качество элементов.

В тот день в бригаде работали шестеро – Жан Франсуа Бланкино (Франция), Кин Кин Тен (Малайзия), Мирча Аползан (Румыния), Бьорн Магнус Томассон (Исландия), Крис Грабовецки (Канада) и Жозе Менендес Эчезаретта (Куба).

Экзотичные специалисты – в гимнастике существовало правило, что судить вид могут только нейтральные судьи, без представителей стран, чьи участники вышли в финал: американцев, русских, японцев, итальянцев, немцев…

Немов выступал седьмым и сделал почти идеально все кроме соскока – шаг вперед левой ногой на приземлении, стандартные минус 0,1 к оценке. Но табло высветило 9,725, третье место и причудливый разброс в баллах – 9,6 от малазийца рядом с 9,8 от француза и исландца. К слову, больше ни у кого в финале разница в оценках не превысила 0,1 балла. Странная ситуация.   

С этого и началось восстание зрителей – его лучше пересмотреть лишний раз.

Немов после выступления долго сверлил взглядом пол, пока не осознал, что в зале началось что-то необычное.

«Оценку показали и все – пошли мысли. Блин, как же я домой-то приеду, я же никогда без медалей не возвращался. Минуты 2-3 все это гонял и параллельно слышу – вууух, народ не успокаивается», – вспоминал Немов в эфире программы «Тает лед».

Выступавший следом американец Пол Хэмм втирал в руки третий слой магнезии, не понимая, что опять происходит. Несколько дней назад судьи подарили ему победу в многоборье, на 0,1 балла перепутав сложность в элементе корейца, гнавшегося за Хэммом. В протоколе их разделили всего 0,012 – на следующий день Международная федерация признала ошибку, но отказалась изменять результат из-за нарушенной процедуры протеста.

И вот опять история с судьями и Хэммом – американец несколько минут бродил возле снаряда, утопая в возмущенном реве зала, хоть в этот раз и был ни при чем.

На трибунах зажигали люди с русскими флагами, но бушевали не только они. Вот в трансляции мелькнул сектор греческий сектор, вот в кадре негодующие итальянцы, бразильцы, китайцы. Ни одного равнодушного лица на трибуне – глядя на происходящее, Немов с тренером Евгением Николко повеселели.

Тем временем у судейского столика оказался человек в строгом костюме, что-то настойчиво объяснивший арбитрам. Не все сразу опознали в нем технического директора Международной федерации Адриана Стойку – румын, почувствовав скандал, прибежал гасить его на ранней стадии.

Через несколько минут табло выстрелило новой оценкой Немова – 9.762, плюс 0,037 к предыдущей. Баллы изменили два арбитра: малазиец Тен (+0,15) и канадец Грабовецки (+0,1), который позже зло оправдывался:

«У Немова была яркая программа, но в выступлении имелись совершенно очевидные ошибки. Я поставил правильную оценку. Она, кстати, не была самой низкой. Ни по каким правилам гимнастики не следовало ее менять. Наше судейство не должно быть основано на реакции публики. То, что произошло – неправильно, но, если бы я не согласился, меня могли убрать из судейской бригады.

Трибуны шумели, время шло, Адриан Стойка совещался с судьями. Тут я заметил, что он пальцем подзывает меня к себе. Я подошел. Он недовольно глянул на меня и попросил изменить оценку. Я вернулся на свое место и изменил. У меня не было выбора. Спросите у Федерации, почему нужно ставить более высокую оценку из-за того, что на трибунах устроили бурю недовольства? Разве этого достаточно для улучшения результата?»

По сути новая сумма ничего не меняла – Немов сохранял текущее третье место почти без медальных надежд. Но каменную гимнастику в эти минуты разрывало в клочья – еще никогда в истории здесь так трусливо не меняли оценку по решению трибун.

Но косметические изменения зрителей не упокоили – они продолжили акцию несогласия. Теперь зал осознанно не пускал Хэмма к снаряду, несмотря на официальное разрешение техбригады.

Усмирить трибуны в тот вечер мог только человек – тот, которого они так защищали.

«Пол подошел ко мне: «Алекс, прошу тебя, выйди к ним, скажи что-нибудь». Мы с Хэммом хорошие приятели: много ездили по США, выступали на коммерческих турнирах. Фактически это был выход на аплодисменты, как у актеров. Все понимали, что никто другой просто не справится с залом», – поднявшийся на помост Немов жестами рассаживал зрителей по местам, благодарил их за 10 минут любви надежды, даря американцу возможность взять серебро в тишине. Золото в итоге отдали итальянцу Игору Кассине, но это уже почти никого не интересовало.

«Судейство в гимнастике вызывает очень большую озабоченность. Хочу сказать, что на результат Немова на перекладине мы подали протест. Также уже от имени всей делегации готовим апелляцию в МОК по поводу судейства», – глава российской делегации Анатолий Колесов сразу забил тревогу, но протест даже не стали рассматривать.

Не нашлось формального повода – только через два года Международная федерация изменит судейскую систему, введя надбавки за сложность, при которой выиграл бы Немов.

«Я никогда не пересматривал эти моменты – они всегда в моей голове, я их чувствую. Это было настолько честно и естественно, что каждый раз, вспоминая это, у меня мурашки по коже и благодарность людям», – в Афинах Немов так и не выиграл медалей, но получил нечто большее.

Уйти из гимнастики на руках 12 тысяч зрителей, которые запомнят тебя чемпионом на всю жизнь – финал карьеры, которому позавидовали бы даже сценаристы последнего сезона «Игры престолов».

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх