Виктор Некрасов «Кому это нужно?»

Виктор Некрасов «Кому это нужно?»

Несколько дней тому назад я проводил во Францию Владимира Максимова, хорошего писателя и человека нелегкой судьбы. А до этого проводил большого своего друга — поэта Коржавина. А до него Андрея Синявского. Уезжали композитор Андрей Волконский, кинорежиссер Михаил Калик, математик Александр Есенин-Вольпин. И многие другие — писатели, художники, поэты, просто друзья.

А Солженицына выдворили — слово-то какое нашли! — у Даля его, например, нет — словно барин работника со двора прогнал.

Уехали, уезжают, уедут.

.. Поневоле задумываешься. Почему? Почему уезжают умные, талантливые, серьезные люди, которым не просто было принять такое решение, люди, которые любят свою родину и ох как будут тосковать по ней? Почему это происходит?

Задумываешься... И невольно, подводя какие-то итоги, задумываешься и о своей судьбе... И хотя судьба эта твоя, а не чья-либо другая, это все же судьба человека, родившегося в России, всю или почти всю жизнь прожившего в ней, учившегося, работавшего, воевавшего за нее — и не на самом легком участке, — имевшего три дырки в теле от немецких осколков и пуль. Таких много. Тысячи, десятки тысяч. И я один из них...

Почему же, подводя на шестьдесят третьем году своей жизни эти самые итоги, я испытываю чувство непроходящей горечи?

Постараюсь по мере возможности быть кратким.

Случилось так, что в тридцать пять лет я неожиданно для себя и для всех стал писателем. Причем сразу известным. Возможно, нескромно так говорить о себе, но это было именно так. Первая моя книга «В окопах Сталинграда», которую вначале немало и поругивали, после присуждения ей премии стала многократно издаваться и переиздаваться. Потом появились и другие книги. Их тоже и ругали, и хвалили, но издавали и переиздавали. И мне стало казаться, что я приношу какую-то пользу. Свидетельство этому — 120 изданий на более чем 30 языках мира.

Так длилось до 8 марта 1963 года, когда с высокой трибуны Н.С. Хрущев подверг, как у нас говорится, жесточайшей критике мои очерки «По обе стороны океана» и выразил сомнение в уместности моего пребывания в партии. С его легкой руки меня стали клеймить позором с трибун пониже, на собраниях, в газетах, завели персональное партийное дело и вынесли строгий выговор за то, что в Америке я увидел не только трущобы и очереди безработных за похлебкой. Само собой разумеется, печатать меня перестали.

Падение Хрущева кое-что изменило в моей судьбе. Оказалось, что в Америке есть кое-что, что можно и похвалить, и злополучные очерки вышли отдельной книжкой. На какое-то время передо мной открылся шлагбаум в литературу, пока в 1969 году опять не закрылся — я подписал коллективное письмо в связи с процессом украинского литератора Черновола и позволил себе выступить в день 25-летия расстрела евреев в Бабьем Яру.

Заведено было второе персональное дело, закончившееся вторым строгим выговором, и наконец, почти без передыха, в 1972 году родилось третье партийное дело. На этот раз без всякого уже повода — за старые, как говорится, грехи — опять подписанное письмо, опять Бабий Яр... Тут уже из партии исключили. Как сказано было в решении: «...За то, что позволил себе иметь собственное мнение, не совпадающее с линией партии».

Так отпраздновал я — чуть ли не день в день — тридцатилетие своего пребывания в партии, в которую вступил в Сталинграде, на Мамаевом кургане, в разгар боев.

С тех пор я как писатель, то есть как человек, не только пишущий, но и печатающийся, перестал существовать. Рассыпан был набор в журнале «Новый мир», запрещено издание двухтомника моих произведений в издательстве «Художественная литература», изъяты из всех сборников критические статьи, посвященные моему творчеству, выпали мои рассказы из юбилейных сборников об Отечественной войне, прекращено производство кинофильмов по моему сценарию о Киеве. Одним словом, не получай я 120 рублей пенсии, пришлось бы задумываться не только о творческих своих делах.

За десять лет три персональных дела — это значит, по три-четыре, а то и шесть месяцев разговоров с партследователями, объяснений в парткомиссиях, выслушивания всяческих обвинений против тебя (а в последнем случае просто клевета и грязь)... Не слишком ли это много?

Оказывается, не только не много, но даже мало.

17 января сего, 1974, года девять человек, предъявив соответствующий на это ордер со всеми подписями, в течение 42 часов (с перерывом, правда, на ночь) произвели в моей квартире обыск. Нужно отдать должное — времена меняются, — они были вежливы, но настойчивы. Они говорили мне «извините» и рылись в частной моей переписке. Они спрашивали «разрешите?» и снимали со стен картины. Без зуботычин и без матерных слов они обыскивали всех приходящих. А женщин вежливо приглашали в ванную, и специально вызванная сотрудница КГБ (какая деликатность, ведь могли бы и сами!) раздевала их донага и заставляла приседать, и заглядывала в уши, и ощупывала прически. И все это делалось обстоятельно и серьезно, как будто это не квартира писателя, а шпионская явка.

К концу вторых суток они все поставили на место, но увезли с собой семь мешков рукописей, книг, журналов, газет, писем, фотографий, пишущую машинку, магнитофон с кассетами, два фотоаппарата и даже три ножа — два охотничьих и один ножик хирургический. Правда, два из семи мешков были заполнены журналами «Пари матч», «Лайф» и «Обсерватер» и часть вещей уже возвратили (в том числе и ножи, поняв, очевидно, что я никого резать не собирался), но основное: мои черновые, даже не перепечатанные на машинке рукописи до сих пор еще изучаются.

В ордере на обыск сказано, что он производится у меня как у свидетеля по делу № 62. Что это за дело, мне до сих пор неизвестно, кто по этому делу обвиняется — тоже тайна. Но по этому же делу у пятерых моих друзей в тот же день были произведены обыски, а трое были подвергнуты допросу. На одного из них, коммуниста-писателя, заведено персональное партийное дело. Всех их в основном расспрашивали обо мне. Что же касается меня самого, то я после обыска шесть дней подряд вызывался на допрос в КГБ к следователю по особо важным делам.

Как сказано было в том же ордере, цель обыска — «обнаружение литературы антисоветского и клеветнического содержания». На основании этого у меня были изъяты, кроме моих рукописей, книги Зайцева, Шмелева, Цветаевой, Бердяева, «Один день Ивана Денисовича» на итальянском (!) языке (на русском не взяли), однотомник Пушкина на языке иврит (вернули), «Житие преподобного Серафима Саровского» (вернули), «Скотный двор» Оруэлла оставили себе, немецкие и украинские газеты периода Сталинградской битвы, ну, и упомянутые «Пари матчи», которые вернули, но не все, какие-то — в частности, номер, посвященный Хрущеву (октябрь 1964-го), — показались предосудительными.

Кто может дать точное определение понятия «антисоветский»?

В свое время антисоветскими были такие писатели, как Бабель, Зощенко, Ахматова, Булгаков, Мандельштам, Бунин, — сейчас же их издают и переиздают, хотя и не злоупотребляют размерами тиражей.

Ну, а речь, допустим, ныне здравствующего В.М. Молотова на сессии Верховного Совета в октябре 1939 года — как надо рассматривать: как про- или антисоветскую? А ведь он в ней, переосмысливая понятие агрессии, говорил, что воевать против гитлеризма нельзя, так как война с идеей (гитлеризм — это идея!) — абсурд и преступление. Если бы нашли, например, у меня газету с этой речью — ее изъяли бы или нет?

А речи Берии? Его биографию с громадным потретом в Большой Советской Энциклопедии подписчикам рекомендовали вырезать, а вместо нее прислали страничку про Берингово море. А миллионы погибших при Сталине — это что, советские или антисоветские действия? Кто ответит на это?

Итак, затрудняясь дать точное определение понятию «антисоветский», я понимаю, что фашистская газета остается фашистской газетой, но архив писателя — это все же архив писателя. Он для работы, он и просто собрание интересующих писателя по тем или иным причинам вещей. Утверждаю, не боясь ошибиться, что архивы таких писателей, как Максим Горький, Алексей Толстой или Александр Фадеев, по количеству так называемой клеветнической литературы во многом превосходят мой. Не ошибусь, если скажу, что и у многих из ныне здравствующих и занимающих положение писателей подобных материалов не меньше, а может быть, и побольше, чем у меня. Но ни обысков у них не проводят, ни допросам не подвергают.

Обыск — это высшая степень недоверия государства к своему гражданину. Допрос — это обидная и оскорбительная (при всей внешней вежливости) форма выпытывания у тебя, зачем и для чего ты хранишь ту или иную книгу, то или иное письмо. И вот я задаю себе вопрос: с какой целью это делается? Запугать, устрашить, унизить? Впрочем, куда унизительнее рыться в чужих письмах, чем смотреть, как в них роются люди, получающие за это зарплату, и немалую, и считающие, что, увозя из библиотеки писателя стихи Марины Цветаевой, принесли государству пользу. Кому все это выгодно? Кому это нужно? Неужели государству? А может, думают, что, попугав, пригрозив, принудят на какие-то шаги?

Во многих инстанциях — а сколько у меня их было, и высоких, и пониже, и всесильных, и послабее — мне говорили — кто строго, кто с улыбкой, — что давно пора сказать народу, по какую сторону баррикад я нахожусь. Как сказать? И подсказывали. Кто попрямее, кто более окольными путями, что вот, дескать, есть газеты, а в газету люди — и какие люди! — пишут письма... А вы что же?

И вот тут мне остается только удивляться. Неужели кто-либо мог серьезно подумать, что порядочный человек может позволить себе включиться в этот позорный поток брани, который вылился на голову достойнейших людей нашей страны — Сахарова и Солженицына? Неужели такой ценой зарабатывается право работать и печататься? А ведь вам, уважаемый товарищ, — говорили мне во всех инстанциях, с улыбкой или без улыбки, — надо писать и писать. Читатель ждет не дождется, все в ваших руках...

И я могу ответить. Прямо и не лукавя. Нет, пусть лучше уж читатель обойдется без моих книг, он поймет, почему их не видно. Он, читатель, ждет. Но не пасквилей, не клеветы, он ждет правды. Я никогда не унижу своего читателя ложью. Мой читатель знает, что я писал иногда лучше, иногда хуже, но, говоря словами Твардовского, «...случалось, врал для смеха, никогда не лгал для лжи».

Но тут же сразу возникает другой вопрос. И куда посложнее. Писатель может не печататься, но не может не писать, не может молчать. Это его обязанность, это его долг. Но как его выполнить, когда в любую минуту вежливые люди с ордером могут к тебе войти и не остывшие листы того, что ты пишешь, забрать и унести?

У меня унесли не дописанную еще работу — небольшую, но очень важную для меня — о Бабьем Яре, о трагедии сорок первого года, о том, как сровняли после войны с берегами овраг глубиной в сорок метров, замыли его и чуть не забыли, а потом на месте расстрела поставили скромный камень, а памятника до сих пор нет; о том, как приходят туда люди с венками, цветами каждый год 29 сентября и какие события там происходят.

И вот рукопись унесли и альбом с моими фотографиями Бабьего Яра на всех этапах его замывания тоже унесли. И пленку тоже... Вернут ли? Не знаю... Рукопись я восстановлю. Опять придут, опять заберут. И так что же? До скончания века? А пленку? Сожгут?

Вот я и подошел к концу невеселых своих размышлений и подведения каких-то итогов. А друзья уезжают. И я их не отговариваю, хотя знаю, что у каждого есть своя (а может быть, у всех общая?) причина на столь решительный и, может быть, даже трагический шаг. Не отговариваю, хотя каждый из уехавших друзей — это отщипнутый от сердца кусочек. И не только твоего сердца, но и сердца России. Не отговариваю, а просто вытираю слезу. И задумываюсь. Очень крепко задумываюсь...

Кому это нужно? Стране? Государству? Народу? Не слишком ли щедро разбрасываемся мы людьми, которыми должны гордиться? Стали достоянием чужих культур художник Шагал, композитор Стравинский, авиаконструктор Сикорский, писатель Набоков. С кем же мы останемся? Ведь следователи из КГБ не напишут нам ни книг, ни картин, ни симфоний.

А насчет баррикад... Я на баррикадах никогда не сражался, но в окопах, и очень мелких, неполного профиля, сидел. И довольно долго. Я сражался за свою страну, за народ, за неизвестного мне мальчика Витю. Я надеялся, что Витя станет музыкантом, поэтом или просто человеком. Но не за то я сражался, чтобы этот выросший мальчик пришел ко мне с ордером, рылся в архивах, обыскивал приходящих и учил меня патриотизму на свой лад.

Москва, 5 марта 1974

Источник ➝

Шесть лет русско-украинской «войны»

«Вон оно чо, Михалыч», - скакуасы теперь волают (волами мычат), что это Россия на Майдане снайперами войну с ними начала. Шесть лет полного аута в майдаунских «кастрюлях»: там свищет ветер через дырку от Майдана (или в Майдане от бублика).

Новый «взрыв майданутых пуканов» произошел оттого, что шестую свою «днюху» миф Евромайдана не пережил. Гвоздь в крышку гроба очередного «цветного» переворота забили его родители – американцы.

Как по-гоголевскому «лекалу» вышло: кто породил - тот и убил. Американская метрополия (в лице масс-медиа правящей республиканской партии) взяла да и походя развенчала, десакрализировала, распотрошила и «вымазала в перьях» всю «революцию» вставшего достоинства «титульной» нации туземцев новой американской колонии (отмайданенной «папередниками» республиканцев – демократами).

Словами другого «украинского» писателя: «Это какой-то позор». Кстати, «украинство» Гоголя и Булгакова (как всех прочих деятелей, живший на территории современной Украины и часто даже слова этого не знавших, тем более не представлявших, что их – русских людей когда-нибудь обзовут «украинцами») – очередная кража от неполноценности «свидомитов»: когда своего у Антироссии нет - остается только у России красть.

20.02.2020 года… «Хода» в память о жертвах Майдана. Над ним у пешеходного моста появился плакат: "Росія почала війну тут". Россия начала войну на Майдане грузинскими снайперами и «бубенчиками»? Чтобы Украину подарить в подчинение Америке? В чем последняя и призналась доказательно в фильме. Нет предела майдаунизму, «хохлохика рулит»!

Других заметных майданных «святкувань» в «Кыйиви» пока нет, «шо трапилось»? То ли дело в «рошеновские» времена – тогда майданутые годовщины представляли горючую факельно-свечечную смесь торжества (по случаю «пэрэмоги революции») и тризны (по убиенным «героям Небесной сотни»).

Теперь же, после того как хозяева колонии титульных скакуасов выпустили фильм с подноготной «народной революции» и рассказами снайперов, обнулявших ее «героев» («тупая вата», вроде меня, об этом почти шестилетку твердила, но кто ж из «щирых украйинцив» поверит «кремлевской пропаганде»?) - жалкие попытки «святкувань» (празднований) со стороны команды зе-комиков выглядят хоть и прикольно, но жалко. Не говоря уже об эпическом перекрытии дорог Галиции десятками тысяч протестующих перед эвакуированными из Уханя под лозунгом: «Не дадим «зелени» нас заразить!». Западэнские рагули отказались спасать «соотечественников» (таковыми их не считая) - «картина маслом»! Впрочем, в Харькове и на Полтавщине «уханьцам» тоже «хатаскрайники» не особо рады. Кому что еще не ясно про «едыну крайину, едыну нацию»?

Народ же, в основной массе, безмолствует обреченно/безысходно, давно плюнув и на «народную революцию», и на ее «лидеров». Где чествование «нерусской тройки» лидеров майдана: Яйценюка, Клича и Тягнибыка (или какие их свиные клички американцы вскрыли в своем фильме)? Там же, где и мальдивский главком Параша – в политическом сортире, ждут своего в нем «мочилова».

Многие заранее предупреждали, что из Майдана ничего путного не выйдет: хорошее слово площадно не назовут –что майдан, что площадная брань – все слилось, некоторые, уже вскоре после «революции» подвели ее неутешительные итоги (к примеру, мой осени 2014 года пост "У разбитого корыта Евромайдана").

Но что мы? Тут майдан кроют и зарывают заокеанские «сверхчеловеки» (для «туземцев»), заодно раскрывая и снайперов, убивавших как правоохранителей (это «специализация» уголовников-«бубенчиков»), так и митингующих («специализация» грузинских наемников, «правосеков» Парубия и американского военспеца). А тут еще сам Потрошенко признается, что «небесная сотня» вовсе не сотня: максимум восемьдесят жертв, имевших хоть какое-то отношение к Майдану, остальные – вообще левые трупы, сметенные до кучи под требование хозяев о сотне жертв «кровавого режима». Иначе грозили не признать снос законной власти.

Теперь же впору проспекты и площади отмайданенной территории переименовывать с «Небесной сотни» не «Небесную восьмидесятку» (и то с натяжкой), а реально – и того меньше. Но и этих «героев Майдана» якобы неизвестно кто убил. Неизвестно потому, что следствие шесть лет находится в руках выгодоприобретателей майданных расстрелов.

Впрочем, с «Майданом» все ясно стало не сейчас (после американского фильма) и даже не с 2013 - 2014 года. Много раньше его суть вскрыл В. Даль:

«Майданъ м. площадь, место, поприще; …II торг, базар, или место на нем, где собираются мошенники, для игры в кости, в зерн, орлянку, карты, откуда пожеланье: талан на майдан! что в Сиб. значит: удачи на ловлю! II Южн. курган, древняя могилаМайданить, майданничать, мошенничать, промышлять игрою; II мотать, прогуливать и проигрывать свое. Майданник, майданщик, мошенник, шатающийся по базарам, обыгрывающий людей в кости, зерн, наперсточную, в орлянку, в карты. На всякого майданщика по десяти олухов. Не будь олухов, не стало б и майданщиков» (Толковый словарь В.Даля).

Еще короче: «Поприще… могила… место сбора мошенников… прогуливать и проигрывать свое…На всякого майданщика по десяти олухов. Не будь олухов, не стало б и майданщиков». Так вот кто еще в 19 веке все о Майдане знал, все нам в словаре расписал, даже поставил знак равенства между "майданить" и "мошеничать, а мы и в 21 веке все спорим, дискутируем, доказываем очевидное… Зачем? Тем более, что место киевского Майдана в старину называлось «Козье болото».

Разве что для «повторения – матери учения».

Итак, граждане Украины, остановитесь на минуту - подумайте! Вы заметили, что бывшая наша страна превратилась в нищее, бесправное, кровоточащее «европейское Сомали» с фактическим статус-кво колонии США? Вот грядет шестилетка «пэрэмоги» Евромайдана… Для истории вроде незаметный «миг между прошлым и будущим». А для нашей с вами, граждане Украины, жизни? Ведь, по сути, для нас, нашей страны целая эпоха сменилась!

На месте вчера ещё мирной, не знавшей войны 70 лет (3 поколения выросло, многие думали, что мир навсегда), в целом благополучной и демократической (хоть и вороватой, а кто без греха?) страны возникла кровоточащая рана на теле Восточной Европы во главе с неонацистами. Они – конченые русофобы, поэтому Запад и устраивают. Но как, украинские сограждане, мы дошли до жизни такой? Или нас довели до этого? Ради чего все жертвы и лишения Украины?

Могли вы себе представить такой кошмар шесть лет назад - в 2013-м году? Не могли? Так представьте сейчас весь итог «майданизации» по пунктам:

1) руинизация почти всей инфраструктуры (за редкими исключениями в столице и пятерке крупнейших городов) и всех сфер жизни (включая образование, в том числе на родном языке);

2) национальное (нацистское) угнетение всех «нетитульных» народов, насильственные дерусификация с украинизацией, нацистский (фашистский) террор против инакомыслящих (включая журналистов) – в наглое нарушение общеевропейских законов, хартий, демократических (реально) свобод и прав;

3) обнищание: национальная валюта подешевела втрое, даже «домайданный» уровень жизни оставшимся на Родине и не харчующимся с Майдана – стал недостижим, евроассоциация обернулась номинальным уровнем жизни на душу населения, сравнимым со странами Экваториальной Африки (реальный сравним пока с Северной Африкой– но это за счет того, что половина экономики Украины находится в тени, а реальное количество ее населения не соответствует «посчитанному» по сим-картам и прочей «лабуде»), в целом майданный итог - по качеству жизни граждан страна находится на 62 месте из 71 исследованных международной структурой;

4) утрата территорий (ни Крым, ни Донбасс в нацистскую зону не вернутся);

5) обвальное падение промышленного производства - вообще, за почти тридцать лет «незалежности» Украина по «обвалу» экономики далеко «впереди планеты всей»;

6) резкий рост госдолга – с кредитной удавкой на поколения «туземцев» (если будут);

7) безработица, от которой народ спасается за границей (оставшиеся относительно «благополучными» Киев и Одесса не резиновые);

8) недоступные старикам лекарства и «коммуналка», выросшая за майданные годы примерно в десяток раз,

9) продолжающаяся, несмотря ни на какие «перемирия», гражданская война на Донбассе погибшие исчисляются тысячами, раненые десятками тысяч;

10) миллионы беженцев (политических и экономических) не только оттуда, но и со всей бывшей Украины во все стороны света – лишь бы подальше от победившей «евродемократии», майданутый итог: депопуляция страны, в пересчете на душу населения, как и обвал экономики - рекордная в мировом масштабе.

И чего все ради? Ради того, чтобы Крым вернулся в Россию? Чей Крым на референдуме ответили его жители, теперь «свидомиты» могут бессильно трусы/вышиванки на себе рвать – что там «думают» по этому поводу «галицаи» и прочие рагули («правильные украинцы») – до «лампочки Ильича» (не стоило ему памятники валить).

Или все вышеуказанные 10 пунктов – это цена «безвиза» как возможности полегче, побыстрее, подешевле свалить с Родины? И это майданутая «пэрэмога»? Это не победа, это «майдаунизм» не замутненный признаками хоть какого-то интеллекта. «Нэзалежнисть от разума» в чистом, неразбавленном логикой виде («хохлохика»).

Да, эти 10 пунктов - цена майданутого госпереворота (или американской колонизации, что одно и то же). Вам мало? Или, может, хоть что-то хорошее случилось благодаря Евромайдану? Возможно, хотя бы коррупцию победили? Куда там - она выросла (ставки «за риск» подскочили), ни одного «коррупционера» - ни от Януковича, ни от Порошенко за всю шестилетку (!!!) не посадили, все воры откупились = поделились с майданной властью «честно нажитым непосильным трудом».

Но вернемся к единственной «пэрэмоге» - Европа таки подарила Украине «священный безвиз». Правда, и тот с подвохом – не рабочий, а туристический, чтобы живой(главный) товар Украины находился, по большей части, на нелегальном положении - без каких-либо трудовых прав и гарантий: дешевая рабсила должна молча батрачить на «панов», звеня «кастрюлями», самовнушаясь «СУГСами» и радостно скача от «безвиза». Новая «схема развода скакуасов» - европейские «цивилизаторы» в своем репертуаре.

Метрополия выдавливает ненужных ей «туземцев», Европа принимает дешевую, бесправную рабсилу. Все англосионцы разом зарятся на тучный чернозем. Все, в главном, идет по плану Беня –фициаров Евро-майдана, всех все устраивает? Какие «аборигены»? Они еще есть? Ничего – это не надолго: от советских 52 миллионов жителей УССР реально осталось вдвое меньше. Но нет «революции конца» - нет конца майданомору (кроме естественного – вследствие кончины объекта применения формы геноцида).

Остаткам майдаунов их хозяева оставили одну «отдушину» — воевать с памятниками и безоружной оппозицией. Кстати, сносящие памятники Ленину, - снесите и свои дома, они ведь тоже на 90% коммунистами построены! Как и все заводы, фабрики, электростанции, трубопроводы, 95% дорог… В том же Львове советская власть построила крупнейшие в СССР заводы: автобусный ЛАЗ, телевизионный «Электрон»… Чем сейчас Львов похвастаться может? Нет «оккупантов» и почти ничего нет? Ах да, остатки львовской «промышленности»: пивной заводик и конфетная фабрика… Зато местные «паны и пани» на забугорной «панщине». СУГС!

Есть ли вообще собственность, пока не украденная у народа Украины? Последняя, вроде, осталась — лучшая в мире земля. И вот хунта, оправдываясь давлением МВФ, будет отменять мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения. У кого за бесценок окажется украинский чернозём – у ТНК и местечкого олигархата. Именно это является одной из настоящих, а не медийных целей Евро-майдана.

А вообще, за что майданувшаяся страна живет сейчас под бандеровским кличем «Слава Украине, слава героям»? За геноцид русинов (православных жителей Галиции и Закарпатья) в 1914-1918 годах? За геноцид поляков в 1943 году? За соучастие в холокосте евреев в 1941-1944 годах? За «Одесскую Хатынь» и геноцид мирного населения Донбасса в 2014 году? За геноцид (майданомор) всего народа Украины после Евромайдана, приведший к бешеному «обнулению» населения? За что еще?

Сейчас этот бандеровский самобахвальный лозунг для страдающих комплексом неполноценности стараниями президента-еврея стал лозунгом всей украинской армии. Интересно, как бы его предки отнеслись к такому поступку потомка, принимая во внимание миллионы евреев УССР, уничтоженных бандеровцами во времена холокоста, то есть под тем же лозунгом? Думаете, что это парадокс? Отнюдь!

Отличительной особенностью постмайданной Украины является то, что во главе украинских фашистов (бандеровцев) находятся еврейские фашисты (жидобандеровцы), и это при их взаимной лютой ненависти. Возможно то, что сейчас «правосеки» и прочие нацики являются расходным материалом, «тупым мясом» для руководства Украины, — это такая изощрённая еврейская месть за рьяное соучастие украинских полицаев/галицаев, бандеровцев и эсесовцев в холокосте времён ВОВ, плюс реализация англосионского плана взаимоистребления славян.

Какую судьбу иудофашисты приготовили для коренного славянского населения бывшей Украины понятно: кто не погибнет в гражданском конфликте — будет вынужден спасаться от массовых безработицы и террора за границей «страны победившей демократии», батрачить для «панов» на Западе. Оставшиеся представители «титульной нации» будут дома уже за бесценок раболепствовать перед «нацией правящей». Ну, а старшее поколение недолго протянет при «европейских» ценах на лекарства, продукты и «коммуналку».

Но, может, это я – «ватник» злобствую на Майдан? А далекие (или «недалекие»?) американцы вообще в нем ничего не понимают? Не лучше ли дать слово украинскому специалисту? И лучше не премьеру – тот признался, что «профан в экономике».

Возьмем профильного министра, правда, признавшегося уже в дебилизме, но «то такое» – дебил украинской экономике не помеха, хуже не будет, зато с дебиловатыми (или психбольными) клоунами глобалистам веселее Украину хоронить, то есть бешено проводить финальную ее распродажу с бешеными скидками.

Уже не только украинскую землю планируют продать и объекты инфраструктуры, но и больницы, и учебные заведения. Прямая речь дебила: «Сейчас у нас есть пакеты и аэропортов, и портов, и вокзалов. В будущем, думаю, мы можем говорить о больницах, университетах», — заявил министр экономики Украины Тимофей Милованов.

Он же подвел итоги "незалежного развития" Украины, обозначил перед с страной новые задачи: «Наша экономика сегодня детехнологизована. Нам это надо восстанавливать и догонять мир». Тимошка констатировал очевидное: к настоящему моменту Украина «проела» промышленность, доставшуюся от СССР, оттого в экспорте «незалежной» лишь 17 % приходится на высокотехнологичные товары и услуги. У Белоруссии, которую Милованов привёл в качестве примера для подражания, аналогичный показатель составляет 32 %. При этом на Украине степень износа основных средств производства превысила 60 % (и это еще явно министр завысил).

«Нам нужно 100 миллиардов и 50 лет, чтобы догнать Беларусь…» Почему не 87 или не 102 миллиарда, 53 или 34 года? Где расчеты? Или чужие миллиарды и чужие годы министр экономики не считает?А главное - где те идиоты, которые закредитованной по самый чуб стране дадут новые (безвозвратные по факту) кредиты? «Чубчик,чубчик, чубчик кучерявый, а ты не вейся» до ветру. Очередной майдаунский бред…

И вот в итоге у «евроинтеграторов» повсюду «разбитые корыта». Даже в экономике все их надежды — это вымолить очередной западный кредит (миловановская «губа раскатилась» аж на 100 лярдов), протянуть ограбление остатков Украины ещё какое-то время. Кто ее долги возвращать будет? Зеленский, Каломойша, Вальцман (Порошенко), Бакай (Яценюк), Коган (Турчинов), Гройсман, Пинчук, Филатов, Корбан, Тарута и прочая еврошобла? Для этого они во власть шли, Майдан поддерживали? Нет, сограждане, возвращать взятое и украденное ими придётся нам, нашим детям и внукам. Это если Украину сохранять. А на нет и суда нет.

Те же, кто на Майдане мечтал о лучшем будущем для своей Родины, вновь оказались обмануты. И шансов очередным Майданом всё изменить не осталось — глобалистам это не нужно, его протеже и ставленники у руля, а без спонсоров ни одна «цветная революция во славу демократии» не происходит.

Когда призывал голосовать за Зе, объяснял причину: «Значительная часть населения Украины в случае второго срока Парашенко будет убеждена, что это он плохой, а стоило его сменить на «хорошего» президента Зеленского/Тимошенко/Гриценко или т.п. – все бы «наладилось». Это якобы только сам Петя «поганый», «он предал Майдан», а сами идеи Евромайдана, тем более, украинства («антирусскости») – «гарни» (хорошие). Зато с Зе «замайданцы» быстрее разочаруются и в Евромайдане, и, чуть погодя, - во всей Нероссии, во всей идеологии майдаунизма/украинства…»

Зеля мои ожидания оправдывает (даже с форой – на дебилов и профанов в правительстве не расчитывал), но теперь уже порохоботы «волают», что майдан предал Зе, а вот «настоящий майданщик» – это По. Так в чем и в ком этот майданутый выбор? Ответ очевиден: из майданной каки никакую конфетку (даже «Рошен») не слепишь.

Так что Евромайдан украинскому народу не за что благодарить, его и не благодарят даже самые майданутые из него. Зато я – «колорад» попробую.

Вот мои личные причины признательности Майдану:

1) у меня появилась главная цель, та же, что и у воевавших с нацистами предков, – победа над фашизмом (которая вновь не будет легкой и быстрой);

2) произошла моя национальная самоидентификация: я, еще в 2013 году мнивший себя «русскоязычным украинцем» и патриотом Украины, крепивший украинский флажок на «торпеде» машины, - теперь считаю себя русским, новороссом, ничего общего не желающим иметь с «украинской» узколобой кровожадной толпой «зомби» и дегенератов;

3) пришло осознание: Украина - нацистская зона, западный (от польского через австро-германский к американскому) проект/колония, изначально придумана и создана с единственной целью: «Нероссия/Антироссия», эта территория - враг моего русского народа, а врага нужно либо изменить, превратив в друга (не доверяя очередным мазепам-кучмам-януковичам), либо уничтожить (третьего не дано).

И, разумеется, отдельное «спасибо» Майдану за Крым!

Ну а по-большому (глобальному) счету: Евромайдан – лишь эпизод противостояния русского и западного миров. Впереди ждут потрясения, от которых Западу будет не до третьестепенной колониальной плантации под «лейблом» «Украина» и не до своих «туземных шестерок» - лидеров Майдана (их уже сливают). Когда придет «момент истины» дело освобождения Родины от оккупационного нацистского режима станет делом наших рук. Никто, кроме нас, эту трудную, смертельно опасную, но посильную задачу не решит. Впереди – только наша Победа, история даже не оставила нам никакого иного выбора.

«Наше дело правое, враг будет разбит, Победа будет за нами!»

 

КОНСТАНТИН  ОДЕССИТ

Вперёд к победе олигархических корпоративов! Перешнуровка «Партии Роста».

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх