☭КОМПАС

51 354 подписчика

Свежие комментарии

  • Светлана Митленко
    Дай Бог плещеевцам победы. Там уникальные места, Там столько исторических памятников! Там даже тысячелетний монастырь...Битва за Плещеево...
  • Нина Синельникова
    Спасибо. Пост серьезный.Иван Грозный как ...
  • Александр Рыбин
    Тридцать лет у нас упорно делают всеми силами эрзац народ для эрзац общества.Теряя страну

Мова юбер аллес или с 1 сентября на Украине нет русских школ!

Мова юбер аллес или  с 1 сентября на Украине нет русских школ!

На Украине продолжается активное создание новой политической нации — «украинцы». Инициаторы и исполнители планомерно прилагают колоссальные усилия.

Президент Зеленский продолжает дискриминационную политику своего предшественника Порошенко.

И одним из главных полей этой деятельности является язык.

Мова юбер аллес или  с 1 сентября на Украине нет русских школ!

Основная идея состоит в том, чтобы окончательно отказаться от «собачьего языка» и заговорить всем народом исключительно «соловьиной мовой». Однако русский язык является родным для огромного количества граждан Украины, включая этнических малороссов, а вот с украинским языком есть немалые затруднения, поскольку украинские филологи до сих пор не могут договориться, что же это все-таки такое. Вектор украинизаторов очевиден: главное, чтобы украинська мова как можно меньше напоминала материнский русский язык. Для этого и выдумываются новейшие словари с такими «находками», как «пупорiзка» (акушерка), «дрiбноживознавство» (микробиология), «нацюцюрник» (презерватив).

 

Меж тем, согласно недавнему исследованию, проведенному Центром контент-анализа движения «Простір свободи», лишь 16% записей украинских пользователей в соцсетях сделаны на мове, тогда как на русском — 84%!

 

Это не останавливает свидомитов и марионеток во власти, управляемых извне и делающих, что им велят, в первую очередь в векторе создания «нации», за счет воспитания выруси из новых поколений.

В соответствии с принятыми новыми законами с 1 сентября на Украине запрещены русские школы.

По этому вопросу еще в марте текущего года житель Харькова Владимир Алексеев (депутат Верховной рады в 1994–2002 гг.), много сделавший в свое время для защиты русского языка, высказался так: «Все запреты и ограничения на использование русского языка (и других языков) основываются на фейковых правовых нормах, которые были юридически ничтожны еще в момент их принятия. Дело в том, что при расхождении норм национального закона и международного договора Украины действуют нормы международного договора. 23 мая 2003 года Украина ратифицировала Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств (Закон №802-IV). Согласно данному международному договору, ратифицированному Украиной, государство Украина предоставило региональный статус русскому и еще 12 языкам. И носители этих языков получили такие права:

В сфере образования (ст. 8 Хартии): в дошкольном образовании полностью или в существенной части предусмотрено предоставление образования на региональном языке по крайней мере детям из тех семей, которые этого пожелают; то же в начальном, среднем и профессионально-техническом образовании плюс возможность изучения регионального языка как составной части учебной программы».

 

Обозреватель Петр Сафонов отмечает: перечислив всё, что дает Хартия в каждой сфере, депутат призвал к «массовому обращению всех, кто попал под языковые репрессии, в суды (которые предсказуемо откажут им в исках) с последующим переносом дела в Европейский суд по правам человека».

 

Эта идея популярна среди защитников русского языка на Украине, в том числе в контексте упреков политиков из лагеря оппозиции.

Украинский закон ратифицирован для всех региональных языков или языков меньшинств одинаково. Аналитик отмечает: «Так, Кучма усвоил руховское мнение: установить разные режимы поддержки для разных языков, а также для одних и тех же языков в зависимости от их распространения в регионах Украины, дескать, будет дискриминацией. На практике эта ратификация долго не приводила к тому, чтобы под предлогом борьбы с дискриминацией статус русского языка сравняли со статусом гагаузского. … Но это происходило исключительно в силу недостаточной агрессивности украинизации. Тем не менее, как видно из текста украинского закона о ратификации Хартии, ее буквальным выполнением будет и ведение всего курса среднего образования на русском языке, и смешанный школьный курс, где существенная часть программы читается на русском языке. И, наконец, чтение русского языка как отдельного предмета учебной программы».

П. Сафронов считает, что все-таки существует возможность преподавать русский язык для желающих, и новый украинский закон об образовании не нарушает Хартии. Но даже если изощренный юрист все же ухватится за текст ратификационного закона и пытается доказать, что он все-таки обязывает Киев предоставлять среднее образование на русском языке, и в итоге доведет дело до правовых структур Европы, это ничего не даст. Дело в том, утверждает аналитик, что, скажем, ЕСПЧ не может рассматривать вопрос о нарушении Украиной Европейской Хартии, равно как и почти всех ее международных договоров. Разумеется, политикам, которые пытаются бороться за права русского языка, не нужно пытаться искать поводы для бездействия. Есть у кого-либо соответствующие возможности и юридические познания, пусть пробуют поставить вопрос о русском языке и европейской Хартии в ЕСПЧ. Это в любом случае полезно. Да, есть основания сомневаться в благоприятном исходе дела, ибо этому препятствуют три обстоятельства: специфика украинской ратификации Хартии, специфика подсудности ЕСПЧ и политические интересы европейцев.

 

Но и отрицательный результат в данном случае был бы полезен, поскольку он помог бы разрушить ошибочную картину мира, давно популярную в среде интеллигентных защитников русского языка на Украине.

 

Дескать, гуманитарные проблемы Украины — это сугубо следствие влияния примитивных националистов, тогда как надо лишь по-настоящему усвоить просвещенные европейские ценности и правозащитные принципы, и все решится по справедливости.

Однако, похоже, к русскому языку эти ценности и принципы не имеют практического отношения. И в случае с русскими школами на Украине мы имеем как раз пример их реализации, а не прихоть националистов.

 

* * *

 

Автор сайта «Одна Родина» Марина Жданович обратила внимание на то, что 9 ноября, когда Украина отмечала День украинской письменности, Владимир Зеленский опубликовал в своем Telegram-канале обращение, в котором призвал отказаться от преследования и агрессии по отношению к русскоговорящим гражданам. Президент призвал изучать государственный язык, но не подвергать при этом травле тех, кто им еще не владеет. Такое послание главы государства выглядит странно на фоне украинской реальности.

В частности, незадолго до душещипательного обращения Зеленского в «русскоязычном» миллионнике Днепре за лекцию на русском языке был уволен один из самых уважаемых профессоров вуза «Днепровская политехника» Валерий Громов, который преподавал философскую часть «Ценностных компетенций специалиста», метафизику и древневосточную философию. Об этом инциденте писали в социальных сетях родители студентов, которые учатся в этом вузе. Удивительно: родителям показалось мало того, что профессора отстранили от лекций, они активно добивались его увольнения. Не став дожидаться разбирательств, профессор сам написал заявление об увольнении.

Примечателен иной казус, в Киеве: Владимир Бондаренко, бывший глава городской администрации Киева, явился в больницу на перевязку после операции.

 

В кабинете медсестра и врач разговаривали на русском языке, на что Бондаренко обратил внимание и решил напомнить медикам о необходимости разговаривать исключительно на государственном языке. Экс-главу администрации буквально выкинули из кабинета, пнув ногой напоследок и выбросив его вещи. Бондаренко уже написал заявление в полицию на «пророссийских» медиков и «агентов Кремля».

 

 

А мовный омбудсмен Тарас Креминь торжественно пообещал начать войну с русскоязычными учителями во всех образовательных учреждениях. Ведь даже в столице Украины педагоги на уроках нет-нет, да и скажут что-то по-русски, посетовал Креминь. Но пообещал бороться и добиться того, чтобы в школах ни на уроках, ни на переменах не звучало ни одного русского слова.

Власти же продолжают уверять, что «мова еднае», то есть «украинский язык объединяет». Однако нет ничего более разъединяющего на территории этой страны, чем мова, резонно утверждает М. Жданович.

Но, между прочим, полная украинизация школьного образования на Украине, вызвавшая столько споров, поссорившая Киев с соседними странами, грозит провалиться, едва начавшись. Причина банальна — нет учебников. Разработав насильственное насаждение мовы, никто в Киеве не задумался над тем, что для этого понадобятся миллионы новых учебников и средства на них, при пустом бюджете. «Никаких гарантий, что учебники будут, нет, поскольку их реально нет по стране. А по действующему законодательству мы можем получать учебники только централизованно», — заявила директор городского департамента образования Одессы Елена Буйневич. По ее словам, сегодня перейти на украинский язык обучения просто невозможно, даже если бы было очень большое желание. А дистанционное обучение, которое планируется в ближайшей перспективе, без учебников вообще невозможно. «Отсутствие учебников делает практически невозможным дистанционное образование, поскольку учитель не может — на пальцах объяснить ученику современную физику или химию», — пояснила Е. Буйневич.

 

Итак, учителя на Украине оказались перед выбором — работать по старым учебникам и нарушать нынешний закон или объяснять на пальцах, но соответствовать новым требованиям.

Мова юбер аллес или  с 1 сентября на Украине нет русских школ!

* * *

 

Отрадно все же, что идея воспользоваться апелляцией к европейскому правосудию набирает популярности в стране — хотя бы и в качестве жеста последней надежды.

Обзреватель «Политнавигатора» Петр Угрюмов отметил инициативу адвоката Максима Могильницкого, который совместно с telegram-каналом «Бородатая Бабушка» составил петицию №22/108306-эп президенту Украины о защите прав русскоязычных граждан. Авторы петиции требуют внести на рассмотрение в Верховную раду законопроект, направленный на выполнение рекомендаций Венецианской комиссии об устранении языковой дискриминации.

В петиции говорится, что почти для трети населения Украины русский язык является родным, то есть таким, каким человек пользуется от рождения. По-русски говорит значительная часть этнических украинцев и лиц, принадлежащих к нерусским меньшинствам.

Дальше даю в своем переводе — Л. З.:

«Частью третьей статьи 10 Конституции Украины предусмотрено, что государство гарантирует свободное развитие, использование и защиту русского языка. А второй частью ст. 24 Конституции Украины запрещены все виды «привилегий или ограничений по признакам расы, [...] по языковым или другим признакам». Однако, украинские граждане, которые говорят по-русски, подвергаются дискриминации. Они находятся в наименее благоприятном положении по сравнению не только с украиноязычными гражданами, но и по сравнению с представителями коренных народов, и представителями национальных меньшинств, использующими языки Евросоюза.

Лица, которые общаются на русском языке, подвергаются дискриминации в сферах образования, науки, СМИ. Так, законодательство об образовании предусматривает возможность только начального образования на русском языке, начиная с пятого класса на русском языке излагается только 20% предметов. По факту это не обучение на русском языке, а просто изучение русского языка как школьного предмета. И это при условии, что наберется достаточное количество желающих для того, чтобы создать соответствующий класс. Если класс не будет создан, русский язык не будет изучаться вообще.

 

При этом на новую языковую модель обучения русскоязычные граждане перешли уже с 1 сентября текущего года, а для национальных меньшинств, использующих языки Евросоюза, украинизация обучения отсрочено до 2023 года. И даже тогда они смогут от 40% до 80% школьных предметов изучать на родном языке, в отличие от 20% для русскоязычных.

 

Дискриминационны также нормы о том, что научные публикации публикуются на государственном языке, на английском и / или других официальных языках ЕС. На русском — нет.

Через год вступят в силу положения закона, требующие для печатных русскоязычных СМИ обязательное издание такого же тиража на украинском языке. В то время как не требуют украинского перевода издания на крымско-татарском или других коренных языках, и те, которые издаются на английском или других официальных языках ЕС.

Содействие развитию государственного языка, проевропейская политика Украины или конфликт с Россией не могут быть оправданием нарушения прав граждан Украины — носителей русского языка, дискриминации их по языковому признаку.

Обращаемся к Президенту как гаранту соблюдения Конституции Украины и субъекта законодательной инициативы, с предложением внести на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект по выполнению рекомендаций Венецианской комиссии путем внесения изменений в Закон Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» от 25.04.2019 года, Закон Украины «об образовании» от 05.09.2017 года, Закон Украины «о среднем образовании» от 16.01.2020 года:

— об отмене положений указанных законов, предусматривающих дифференцированное отношение к языкам национальных меньшинств, которые являются официальными языками ЕС и языков национальных меньшинств, которые не являются официальными языками ЕС;

— устранить в законодательстве разное отношение к лицам, которые говорят на языках Евросоюза и лиц, говорящих на русском языке и других языках, не являющихся официальными языками Евросоюза».

Максим Могильницкий дал в Фейсбуке ряд пояснений своей инициативе, увидев, что некоторые сограждане попросту не понимают (и не стремятся понять), для чего нужна петиция о защите прав русскоязычных граждан Украины. Адвокат прокомментировал некоторые реплики оппонентов:

«1. «В Украине лишь один государственный язык — украинский!»

В петиции мы это положение Конституции не оспариваем. Ни слова о придании русскому языку статуса второго государственного в ней нет. То, что украинский является государственным языком, еще не значит, что использование и развитие других языков должно оказаться под запретом. Конституция Украины гарантирует развитие русского языка, который выделен из языков национальных меньшинств. Вы же не против Конституции?

2. «Жаль, что украинский так и не стал для вас родным!»

 

Родной язык человеку назначает не государство и даже не общество, а мама, когда поет первую в жизни человека колыбельную. Любая информация лучше воспринимается и усваивается именно на родном языке. Именно поэтому так важно, чтобы русскоязычные граждане получали образование на русском.

 

3. «Нужно быть дураком, чтобы за тридцать лет не выучить украинский язык, проживая в Украине!»

И пять, и десять, и даже тридцать лет назад украинский язык изучали во всех школах нашего государства. Беда в том, что некоторые соотечественники не видят (или отказываются видеть) разницы между изучением языка и обучением на нем. Зачем русскоязычному школьнику изучать, к примеру, естественные науки на украинском, если на русском материал усвоится лучше? Вам «шашечки» или «ехать»?

Сам я успешно применяю украинский в профессиональной деятельности. Готовлю документы на государственном языке и с его же помощью выступаю в суде. Никаких трудностей по этому поводу не испытываю. Хотя и в школе, и в ВУЗе знания получал на русском.

4.«Украина должна тратить деньги на украинцев, а не оплачивать обучение русскоязычных!»

Не верится, что приходится объяснять взрослым людям элементарное, но речь в петиции идет о русскоязычных гражданах Украины. То есть, об украинцах. Они наделены теми же правами, что и украиноязычные. Просто говорят на другом языке.

Ничто не может служить оправданием ущемлению прав русскоговорящих сограждан. Русскоязычные украинцы — это не национальное меньшинство и не какие-то «пришлые». Такие же украинцы, как и все прочие.

…7. «Украина только для украинцев!»

А как вы отличаете украинцев от неукраинцев, средневековые мои? Часом не по форме и размеру черепов?

Да будет вам известно, что Украина — многонациональное государство и национальность гражданина значения не имеет. Тридцать процентов украинцев, согласно результатам последней переписи населения, считают русский своим родным языком.

Аж 80% общения в соцсетях и более 50% неформального общения у нас происходит на русском языке.

Ни России, ни кому-либо еще, русский язык не принадлежит. В первую очередь, это язык международного общения. «Всего-навсего» 350 миллионов обитателей этой планеты говорят на русском языке. Украинцы, жившие у нас испокон веков — в том числе.

….

9. «Петиция — это «русский мир», «русский след» и вообще предательство!»

Мы требуем от президента Зеленского исполнить рекомендации Венецианской комиссии (известных представителей «русского мира», да) относительно законодательства о языке и образовании. Суть их заключается в отмене норм, устанавливающих дифференцированные правила для использования русского и языков Евросоюза, а также дискриминационных норм в отношении русскоязычных граждан. Если Венецианская комиссия — это «русский след», то даже не знаю, что вам сказать. Я, к сожалению, не психиатр».

***

Это как раз тот случай, комментирует П. Угрюмов, когда дискуссия со стороны поборников русского языка, живущих на Украине, ведется правильно и грамотно. Адвокат Могильницкий четко указывает и на правовую профанацию языковой темы, и на подмену проблематики. Он демонстрирует, как необходимо дистанцироваться от той публики, которая убивает полемику базарными методами.

 

Нужно ли удивляться, что мы не видим адвоката Могильницкого на украинских каналах. Все мы понимаем, что сегодняшняя Украина — не та страна, где петиция и подписи под ней могут что-то изменить.

 

Аналитик печально констатирует, что за первые десять дней петиция с вполне дельными языковыми требованиями набрала всего лишь чуть более семи тысяч голосов, при требуемых двадцати пяти.

Возникает вопрос: кто же должен бороться за права русскоязычных граждан Украины, если они сами столь апатичны?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх